July 3rd, 2015

Русский герой, сбивший во Вьетнаме Джона Маккейна

Русский герой, сбивший во Вьетнаме Джона Маккейна

Подполковник в отставке Юрий Петрович Трушечкин был в составе ракетного расчета, уничтожившего в небе над Вьетнамом американский самолет, который пилотировал будущий кандидат в президенты США Джон Маккейн, и даже забрал в качестве трофея его личные документы.

К ветерану войск ПВО я поехал вместе с его боевым товарищем Вячеславом Каном, который возглавляет совет ветеранов 94-й зенитной ракетной бригады. Уже в машине он начал рассказывать:

— Мы с Петровичем были когда-то «конкурирующими фирмами», он — командир дивизиона зенитных ракетных комплексов С-75 и я. Соревновались, чье подразделение было лучшим. Всякое, конечно, пришлось пережить: и взлеты, и падения, но все равно годы службы в войсках ПВО вспоминаются по-доброму.
За разговором незаметно подъехали к домику на окраине Красного Села, где живет ветеран. Нас встретила жена Трушечкина — Евгения Никитична. Они познакомилась еще в 1961 году, с тех пор вместе.

Мой спутник прошел в комнату к Юрию Петровичу, а я немного задержался с хозяйкой дома в прихожей, которая одновременно служит и кухней.
— Вы уж извините, — сказала она, — муж недавно выписался из госпиталя, проходил курс лечения в онкологии, сейчас на реабилитации.
После нескольких бытовых и житейских реплик я спросил женщину, как она отнеслась тогда к заграничной командировке мужа?
— О поездке во Вьетнам семьям не говорили, но я догадывалась, конечно, что Юра там, когда стала получать письма от мужа с обратным адресом: «Москва, почтовый ящик». Он был четвертым из нашей части, кого отправили в Юго-Восточную Азию.

Collapse )

Как Горбачёв создал искусственный дефицит еды





Во время перестройки в стране нарочно сделали так, чтобы продукты выдавались по талонам.



Еда – важнейший стратегический ресурс. Безопасность и обороноспособность страны зависят от него так же, как и от наличия ядерного оружия. Но сегодня в теледебатах обсуждают одно: будет война или нет и кто на нас нападет – Европа или США. Господа, да на нас давно уже напали! Но мы не слышим ни слова об обстановке на главном фронте дня – импортозамещении в сельском хозяйстве и в сфере продовольствия. И это не случайно.

Сейчас отечественные продукты составляют 55 процентов среди продовольственных покупок населения. В догорбачевском Советском Союзе их было более 95 процентов. Продовольственная безопасность государства считается гарантированной при 80 процентах. Если же цифра ниже 50, то враг может брать страну голыми руками.

Да, в благодатные советские времена зеленого горошка, колбасы, сосисок или сыра в регионах не хватало, за мясом по доступным даже студентам ценам надо было стоять в очередях. Но купить на базаре или «достать» из-под прилавка по двойной-тройной цене можно было почти все. Кроме разве что ананасов-бананов и прочих заморских фруктов.

Даже в 1987 году производство продуктов питания росло опережающими темпами по сравнению с ростом численности населения и заработной платы. Прирост производства по сравнению с 1980 годом в мясной отрасли составил 135 процентов, в маслосыродельной – 131, в рыбной – 132, мукомольно-крупяной – 123. Средняя зарплата увеличилась на 19 процентов. Все предприятия пищевой промышленности работали на полную мощность и без перебоев. Но уже в конце 1988 года даже в Москве, откуда жители ближайших городов и командированный люд вывозили все, что могли «достать», появились талоны. Вскоре уже и по ним что-то купить стало почти невозможно. Люди сутками дежурили в очередях, каждые три часа устраивая переклички. Чуть ли не дрались и недоумевали: куда же все вдруг подевалось, вплоть до табака?

Collapse )