April 5th, 2013

ГНИЛОЕ СЕМЯ

Оригинал взят у putnik1 в ГНИЛОЕ СЕМЯ


Мне довелось воочию видеть Николая Ивановича Рыжкова. В Спитаке, куда я увязался за друзьями-альпинистами, ничего не смысля в спасении людей и правильной разборке завалов, но имея опыт общения с грузами, привезенными из Новороссийска после трагедии "Адмирала Нахимова", я стоял от премьер-министра СССР буквально в двух шагах, и я навсегда запомнил высохшее, почти пергаментное лицо, опухшие красные глаза, несвежий ворот сорочки и густую пыль на пальто. Было видно, что человек не спит уже которую ночь и что человеку по-настоящему, не напоказ больно.

Больше Николая Рыжкова вживе и в яви я не видел. Но с людьми, работавшими с ним, пересекаться довелось, и они многое рассказали мне об этом трудоголике, просто не понимавшем, что такое зарабатывать деньги для себя. А еще от них узнал я, как страшно и тяжко переживал Николай Иванович, когда голосистое брехло, исполняя заказ, с высочайшей трибуны Советского Союза обмазывало его грязью, прекрасно зная, что лжет и ничуть не комплексуя по этому поводу. Напротив, брехло было счастливо: оно поймало волну, оседлало её, отточило навыки, возглавляя "комиссию по Тбилиси", и неудержимо неслось в зенит, твердо уверенное, что фарт выпал уже навсегда, потомственно и бесповоротно. И у брехла был шанс, ибо в те наивные времена никому бы и в голову не пришло, что приличный вроде человек, питерский юрист может так нагло лгать.

На том прелюдию и завершу.

Collapse )